УОЛТЕР МЭККИН БОГ СОЗДАЛ ВОСКРЕСЕНЬЕ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Да я б ее в трех словах мог рассказать, разговаривай я с глазу на глаз и знай я нужные слова. Роман с лёгким налётом юмора. До самого отъезда я буду тебе свое долбить, пока ты не согласишься сделать по-моему. В других браузерах работа сайта не гарантируется! Сюжет довольно шаблонный, правда уникальность и не требуется — просто исполнение подкачало. Вот и все мое пояснительное слово. Пожалуйста, поддержите нас своим посильным пожертвованием!

Добавил: Tygosar
Размер: 24.58 Mb
Скачали: 18566
Формат: ZIP архив

Книги, собрания сочинений

Приезжает тут к нам на остров каждое лето человек. У нас его Придумщиком прозвали. Свыклись мы с ним не. Много всякого народу наезжает летом на этот остров. Красиво здесь в эту пору и тихо. И море, как овечка, ласковое.

С каждым встречным и поперечным мы скоро мэккмн сходимся. Чужих мы сторонимся и мыслей своих заветных им не выкладываем. Такому что — приехал да уехал. А отдай ему часть души, так он ее, пожалуй, с собой прихватит. К этому же мы привязались, потому что он, что ни год, обратно к нам возвращался. Он к нам в душу влез, как пескоройка в прибрежный песок. Он даже говорить по-нашему подучился, воскреснеье хоть и смешно было смотреть, что он ртом выделывает, когда слова выговаривает, но по крайней мере видно, что человек от души старается.

Каждый раз он появлялся у нас дог таком виде, что смотреть жалко.

Был он рыжий, и оттого казалось, будто он уж и вовсе плох. Там, у себя дома, он писал книги и всякое. Эти книги давать было без пользы, потому что английском языком мы не больно-то смыслим, люди говорили, что, видно, он в своем ремесле хорошо поднаторел, если судить по тому, как он всякие истории рассказывает.

Он и рассмешить умел и так тебя рассказом своим пронять, что ты уж и на месте усидеть не можешь.

Уоолтер он обычно в фуфайке, какие у нас острове вяжут, и в старых штанах, и можно было принять его за бродячего торговца. Поставит себе где-нибудь в укромном местечке у моря палатку, и восуресенье там в тесноте и грязи, а все же к концу месяца его было не узнать. Красные жилки в глазах исчезали и сам он становился пободрее, и, когда приходило ему время уезжать, нам уже было жаль с ним расставаться, и мы скучали по нем, и радовались, что на будущий год можно будет снова его поджидать.

Где-то у него была жена, но только она с ним никогда не приезжала, да и дети.

Уолтер Мэккин

Он о них мало вспоминал. В бога он не верил. Тут у нас об этом много говорили и очень его жалели. Особенно по воскресеньям, когда он сидел один на холме и смотрел, как народ от обедни расходится.

  О НЕМ И О БАБОЧКАХ СКАЧАТЬ ДМИТРИЙ ЛИПСКЕРОВ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Мне он стал другом. И чего это я пишу о нем в прошедшем, сам не знаю, — оттого, верно, что писание мне так туго дается. Он и по сей день мне друг, и если б не он, так разве стал бы я писать все это, когда у меня от натуги пальцы сводит и пот на лбу проступает? У меня лодка есть, вот он и зачастил со мной в море ходить. Я ему всегда только рад. Когда он по-нашему лучше научился понимать, стали мы с ним много о чем разговаривать, пока я свои лески закидывал.

Ну, а прошлым летом затеяли мы эту канитель, почему я сейчас, зимой, таким делом и занимаюсь. Колмэйн, — это он мне говорит, — вот ты человек верующий. С чего же это ты веришь, что бог есть? Есть вещи, которые знаешь наверное, и есть вещи, которые наверное не знаешь.

Есть и такие вещи, о которых вовсе не станешь говорить. Есть вещи, которых ни на одном языке не выскажешь, даже если бы все языки на свете знать. Да просто знаю, говорю. Ты ж не дурак, говорит. Неужели же то, во что ты так твердо веришь, столь шатко, что ты людям о нем рассказать не можешь? Ты мне голову не морочь, Пол, сказал. Вера — это редкостная драгоценность, сказал он, вроде как жемчужина в морской раковине. Как же ты эту драгоценность обнаружил? Почему не дашь мне взглянуть на нее?

Или боишься, что от моего взгляда она в песчинку обратится? Сколько я себя помню, сказал я, она была у.

Она мне от матери досталась и от отца, и от его отца с матерью, и от их отцов и матерей, в общем от предков она идет, испокон веков.

Этого не может быть, сказал он, потому что у каждого человека бывает в жизни полоса сомнений. Вера — это дело личное.

Бог создал воскресенье, Мэккин Уолтер

Ведь бог не отвлеченное понятие, общее для миллионов людей. У каждого человека должен свой бог. А потому каждого человека — чернокожего ли в джунглях, желтолицего ли на рисовых полях, или белого, который вроде меня живет в щели среди нагромождения огромных бетонных скал, именуемых городом, — следует опрашивать в отдельности.

От его слов я совсем запутался. Я думал над. Может, в них и была своя мудрость. Если тебе сождал ответы на твои вопросы, сходил бы ты к кому-нибудь знающему.

К священнику сходил. Нет, говорит, я тебя спрашиваю. Мне важно, что ты скажешь. Слздал живешь настоящей, не выдуманной жизнью. Ты — то, что называется рядовой человек, но ты живешь на лоне моря, и у тебя над головой бескрайнее небо.

  ДАРЬЯ СУВОРОВА ЧЕРЕШНЯ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Тебя не сбивают с панталыку ни электрические огни, ни высокие здания, ни скрежет машин. Я хочу, чтобы ты дал мне ответ. Мне слов не занимать стать, сказал. У меня их миллион наберется.

Все они на бумаге записаны.

Я мог бы комнату завалить книгами, в которых они увековечены, а что в них проку? Тут он распрямился и стал мне пальцем грозить. Подавай мне свои слова, говорит. Вот что я тебе скажу. Работы зимой у тебя мало. Перед отъездом я дам тебе белой бумаги, и пиши на ней, как бог на душу положит. Так и зиму проведешь. Колмэйн, почему ты. Ты напишешь письмо мне, писателю, которого ты называешь Пол и которого на самом деле зовут Поул. Сделаешь ты это для меня? Ты на мою руку посмотри.

Это же не рука, а окорок какой-то. Не положено такой рукой перья держать. Перья — это для холеных пальчиков. Не для такой ручищи эти дела. Он тогда снова откинулся в лодке. У меня есть в запасе еще две недели, сказал. До самого отъезда я буду тебе свое долбить, пока ты не согласишься сделать по-моему. Что-что, а уговаривать я умею. Ты меня, пожалуй, скорее сговоришь со скалы броситься, сказал я, как отрезал, чем на такую штуку согласиться. Ладно, Колмэйн, закидывай свои лески, сказал он, все равно твоя судьба решена и подписана.

Вот и все мое пояснительное слово. Теперь уж сами рассудите: Сейчас у нас зима. Ох, и трудно же мне! Я себе языком, как могу, помогаю. Жена говорит, жаль, говорит, Колмэйн, что нельзя тебе вместо пера языком писать. Но я так или иначе пишу, черт бы все это побрал заодно с человеком, который меня в это дело втравил. Я начну, а если и не кончу, так тоже потеря не велика, а я по крайней мере долгие вечера скоротаю.

Но какая тебе, Пол, от всего этого радость, хоть убей, не вижу. Я, Колмэйн Фьюри, умею своими руками табуретку сколотить, или там стол обеденный, или кровать спальную.

Много что я умею сделать своими руками, потому что нужда заставила научиться, а вот когда засадили меня историю углтер жизни писать, так я и не знаю, с какого конца взяться.